20:22 

Заболекарь
Мегакрендель: заколебарь, жаболекарь, зомболекарь, лежебокарь
Это — море великое и пространное


Они живут у моря. Только это другое море, оно гораздо темнее. Там если что утонет, то уже не выплывет никогда. Дна у него нет, а берег только с одной стороны. На этом берегу они и живут. А с другой стороны берега нет, и плавать туда бесполезно, не доплывёшь никуда, но они всё равно плавают, иначе ведь с ума можно сойти. Рассказывают детям про зубастых акул с наждачной кожей, которые чуют каплю крови за милю, про умных добрых дельфинов, которые спасут и не дадут утонуть, про светящихся прозрачных медуз с длинными жгучими щупальцами, про кораллы, которые строят острова из собственных скелетов, про хрупких пятируких змеехвосток, про афродитовых червей, покрытых сверкающей радужной шерстью, про осьминогов-аргонавтов, которых мотает по волнам на тоненькой, как бумага, известковой раковине, про скатов-орляков, чёрных с белыми точками, которые рожают живых детёнышей и любят выпрыгивать из воды, размахивая крыльями, про горбатых китов, которые поют друг другу песни и ловят селёдку в сети из пузырьков воздуха. Ну какие киты? В их море даже криля нет, даже водорослей, оно пустое и мёртвое. Но они всё равно рассказывают, чтобы дети верили.

Итак, они живут у моря. Долго-долго строят корабль – а смола и парусина дорогие, и даже дерево приходится возить издалека. Сушат хлеб, солят мясо, квасят кислые травы от цинги, гонят из патоки ром. И уходят в никуда. Болтаются в море безо всякого смысла, смотрят на пустой горизонт без единого островка, смотрят в пустое небо без единой чайки. Потом возвращаются, если получится. Травят байки про страшные корабли под чёрными флагами, про пушечные ядра и абордажные кошки, про лихих людей с тесаками и мушкетонами. Этого всего тоже не бывает, конечно. Откуда пираты там, где некого грабить? Корабль не возит ничего ценного, потому что некуда возить. В трюме у него бочка с тухлой пресной водой и надгрызенный чёрными крысами сухарь.

Ну так вот. Они живут у моря. Они верят, что у моря есть дно. На самом деле, напоминаю, дна нет. Но они верят. А на дне, верят они, стоит среди чёрных курильщиков город, согретый теплом Земли. Его стенам много тысяч лет, и они покрыты надписями на языке, который настолько мёртвый, что и живым никогда не был. Все его улицы прямые, и каждая пересекается с каждой под прямым углом. Его площади замощены правильными семиугольниками.

В городе спит его последний житель, дракон размером с гору. У него двойные челюсти и крепкая чешуя, и вода вокруг его ноздрей кипит. Однажды он проснётся, и море запузырится, а люди на берегу – и живые в своих домах, и мёртвые на кладбищах – запоют тёмные щемящие мантры, которых до этого не помнили. Железо сгниёт, древесина проржавеет насквозь, кирпич отрастит лапки и убежит, птицы застынут в небе правильными узорами. Сопротивление бесполезно, человеческое оружие для него смешные соломинки.

Это всё тоже чепуха, разумеется.

Значит. Живут они у моря. Верят, что за морем есть другие земли, чудесные и загадочные. Пишут книги про то, как туда доплыть. Никто из тех, кто эти книги пишет и читает, так никуда и не доплыл, ни на корабле, ни как-то ещё. Верят в этого спящего на дне змея, который в любую минуту может проснуться и всё разрушить и пожрать. Не очень-то приятно в такое верить. Но это ещё нормально по сравнению с тем, во что верили их предки.

А верили они в существо большое, сильное и неотрывно следящее за людьми. Его имя не сохранилось – они боялись называть его по имени. Зато сохранилось обещание: кто будет жить так, как я говорю, тех я защищу от акул и пиратов, тем я покажу заморские земли, тем я однажды этого змея, страшного и непобедимого, выловлю, зажарю и подам на стол, а из его шкуры сделаю на них на всех шатёр. По сравнению со мной он чисто ужик. А кто будет жить не так, того я лично сотру в порошок, мне не впервой. Усекли? Вот как это существо говорило.

Неудивительно, что их потомки предпочитают дракона. Он и поменьше, и побезопаснее, и вообще спит всё время и к людям не лезет. А пираты просто люди, и акулы просто рыбы, и море живое, доброе и прекрасное, пусть даже там пока ещё могут ограбить, а могут съесть. И до земель за ним можно как-то доплыть. Вот во что им хочется верить. Они и верят.

Наверное, хорошо, что мы не они.

@темы: поворот на КТЛХ, мамонты и кузнечики, зарисовки и рассказы

URL
Комментарии
2017-03-03 в 20:36 

Сжиженная благодать
совсем без коня в голове
Теги всё же дают подсказку))
А от улиц я всё ещё в восторге)

2017-03-03 в 20:40 

Заболекарь
Мегакрендель: заколебарь, жаболекарь, зомболекарь, лежебокарь
Сжиженная благодать, напрашивается, кстати, скучный вариант, что там две улицы.

Впрочем, нет, не такой уж скучный, если «каждая с каждой» это и сама с собой тоже.

URL
2017-03-03 в 20:42 

Сжиженная благодать
совсем без коня в голове
Заболекарь, я подумала о двухуличном варианте, и при этом получились 4 большие площади)
А вот сама с собой это !!!!!!!!!

     

Эх, разум, да ещё разум

главная